Королёв: «Мне нанесли много ударов в спину»
 

09 Декабря 2014

Песни Виктора Королева впервые зазвучали более двадцати лет назад и сразу сделали имя исполнителя популярным и узнаваемым. В шансон музыкант пришел не сразу, окончив театральное училище им. Щукина, поработав в театре и кино, он понял, что хочет связать свою жизнь с эстрадой только в знаковые для мужчины 33 года. Поставив на карту все, Королев не прогадал. И пусть дорога была нелегка, сегодня артист любим зрителями. С трудом пробившись к певцу за кулисами марафона «Ээхх, Разгуляй!», мы откровенно побеседовали на разные темы: от необычных подарков до мистики.

— Виктор, больше года назад вы начали свой «Прощальный тур», а сегодня я захожу на ваш сайт и вижу, что он до сих пор продолжается. Что это — начало нового турне «На бис» или просто рекламный ход?

— Прощальный тур не может уложиться в два дня или в два месяца, он может и в два года не уложиться. Конечно, сразу я этого не осознавал. Когда мы организовывали первую серию концертов прощального тура, думали, уложимся в 20–30 концертов, а в итоге это тянется второй год. Сегодня, признаться, я и сам не понимаю, прощальный ли это тур или нет. Но, честно говоря, скорее все-таки прощальный. Я чувствую себя уставшим. Все-таки этот марафон длинною почти в сорок лет — а на сцене я с 16 лет — дает себя знать. Я же не трехжильный. Секунда на сцене по эмоциональному накалу — час обычной жизни. Много лет я не отдыхал полноценно, а только менял поезда, самолеты, машины… Мчусь, лечу к своим зрителям. Я много лет мечтаю покататься на коньках, просто погулять по парку или встать утром и выпить холодного молока. Но я не могу себе этого позволить, берегу голос. Поэтому иногда складывается ощущение, что жизнь — простая человеческая — проходит мимо. О личной жизни просто молчу. Какая личная жизнь, когда работа отнимает все время и мысли?!

Мой концерт длится не полтора часа, а минимум три. Только подумаю: «Ну все, эта песня последняя, буду прощаться». А из зала кричат: «Пьяная вишня», «Букет из белых роз», «Девчонка рыжая с Ростова-на-Дону», «Бродвей на Тверской», «Базар-вокзал»… И я понимаю, что не могу лишить людей этого праздника. Впрочем, даже завершив в какой-то момент свой прощальный тур, я не зарекаюсь, что никогда не вернусь на сцену. Мы же не осуждаем людей, которые ушли на пенсию, сходили в Собес, а на следующий день идут и устраиваются на пять работ. Это жизнь, она непредсказуема и что она предложит тебе завтра — никто не знает…


— Буквально на днях сразу в двух версиях — видео и аудио — увидела свет ваша новая пластинка «Я буду скучать…», несколько слов об этом альбоме.




 

— Я подолгу работаю над каждым своим диском, минимум по два года. На новой работе 16 песен, а в видеоверсии зрители увидят и вовсе 21 клип. Альбом разноплановый, есть место и лирике, и танцевальным хитам. Все песни о главном — о любви. Что добавить? Хоть и называется пластинка «Я буду скучать», но слушателям скучать под нее точно не придется. (Смеется)

 

— Много лет вы являетесь участником мероприятий «Радио Шансон», выступаете и в «Олимпийском» на «Ээхх, Разгуляй!», и в «Лужниках» на «Дне города», и в Кремле на церемонии премии «Шансон года». Как, на ваш взгляд, меняется шансон?

 

— Если раньше была актуальна дворовая, хулиганская, может быть, даже каторжанская песня, то сегодня меняется жизнь и меняются песни. Хотя должен заметить, что классические жанровые песни типа «Мясоедовской», «Бубличков» или «Мурки» были написаны профессиональными композиторами. Я, как музыкант, легко могу это определить. Просто авторство этих вещей в советские годы никто не отваживался себе приписать. Ну, представьте, что Оскар Строк приходит в Союз композиторов и говорит: «Я написал „Мурку”, вот партитура. Где мои авторские?» Да его бы просто уничтожили.Так что и в традиционном шансоне есть настоящие жемчужины, но жанр трансформируется, без сомнений. Нельзя же всю жизнь носить один пиджак. Новый звук, аранжировки, темы песен, декорации, подача… И это не может не радовать.

 

— На вашем сайте вы регулярно выкладываете видеообращения к своим поклонникам. Иногда они веселые, иногда философские. Мне запомнилось одно, в котором вы признаетесь, что благодарны даже врагам. На что решались эти люди, чтобы помешать Виктору Королеву? Я слышал, что Михаилу Кругу, который страдал аллергией, мазали луком микрофон…

 

— Я человек вспыльчивый, эмоциональный. Порой, в силу своей актерской природы, могу сначала сделать, а потом задуматься. Еще мой преподаватель в музыкальном училище говорила: «Витенька, ты как ежик, тебе будет нелегко в жизни!» Во многом она оказалась права, но вот чего в моем характере нет, так это зависти, злобы, жажды мщения. Хотя в моей жизни были люди весьма значимые в мире шоу-бизнеса, которые в глаза говорили: «Я сделаю все, чтобы тебя вообще не было на эстраде!» И они делали, к сожалению, много гадостей, нанесли немало ударов в спину.

 

Но… без таких сильных врагов я не стал бы тем, кем стал. Поэтому сегодня я всегда повторяю, что благодарен своим врагам. Они своей критикой, подлыми ловушками, сплетнями заставляли меня тщательнее выбирать репертуар, образ, работать над собой, а значит — делали сильнее и лучше.

 

— Давайте о приятном. Поклонники вам подарки необычные дарят?

 

— Буквально на днях я выступал в Минске, и на сцену вышла женщина с огромным пакетом угощений. Там и домашние пирожки, и драники, и котлеты, и хлеб белорусский, и водка… Даже борща целая банка. Ох, и оторвались же потом мои ребята из группы. (Смеется) Вообще, подарки часто дарят. Обычно иконы приносят. Причем необычные, выполненные в сложной технике. Смотришь, и глаза радуются, душа поет. Дом у меня, к счастью, большой, места много, всем подаркам свой уголок находится. Недавно маленькая девочка выходит и вместе с букетом дает мне такие маленькие лапоточки. Говорит: «Я сама сделала, это оберег для вашего дома!» Так приятно было. Ведь такие подарки по своей энергетике стоят в миллионы раз больше, чем все бриллианты мира.

 

Вообще, не сочтите за банальность, но счастье оно ведь не в деньгах. Я сам вырос в маленьком городке, в совершенно небогатой семье, мои родители были простые труженики, но мы были счастливы и без разносолов на столе, в скромной квартире. На лето меня всегда отправляли к бабушке в деревню, и до сих пор мне помнится ощущение уюта, спокойствия, которое я чувствовал в ее домике, где в русской печке томился чугунок со щами, где гулял кот, а на стене висели часы с кукушкой…

 

— Виктор, скоро Новый год, что связано у вас с этим праздником. Как отмечаете?

 

— Ночь с 31 декабря на 1 января для меня самая главная в году и не столько потому, что это Новый год, а потому что это — день рождения моей родной сестры, которую я очень-очень люблю. Поэтому каждый раз мечтаю, что в этот день мы соберемся по-семейному, дождемся боя курантов и посидим по-русски с салатом оливье, селедочкой под шубой и рюмкой водки. Но, увы, выдаются такие вечера редко, обычно я звоню ей с поздравлениями из других городов, потому что чаще всего 31 декабря, когда все держат в руках бокалы с шампанским, я держу в руке микрофон.

 

Беседовал Максим Кравчинский

Фото: пресс-служба «Радио Шансон»

Источник

©2018. ВИКТОР КОРОЛЁВ Официальный сайт. Все права защищены. Копирование материалов сайта без согласия правообладателей преследуется в соответствии с Законодательством РФ.

www.korolev-viktor.com

Разработано LVRcreatorDesign